• Decrease font size
  • Reset font size to default
  • Increase font size

Рекомендуем


Как шлифуются звезды.

 

 

Для меня до сих пор остается загадкой – кто я больше? Пилот или штурман? Я определилась уже давно, могу быть и там, и там. И если бы у моего папы была фамилия Мутон, все могло бы сложиться по-другому. Я начинала как механик, потом стала штурманом. И были гонки на треке на Мориса Тореза. Пришел начальник нашего клуба и предложил – а давайте выпустим Илону. Дали мне вторую тренировочную машину нашего экипажа, полночи мы с ней ковырялись – это был Москвич 2140. Выпустили меня на трек, я вся заляпанная, в робе. Никогда не забуду. Подъезжает Людка Белолипская – вся такая на прицепе, намыленная, начищенная. А мне ребята сказали – приедешь, надо будет еще отрегулировать карбюратор и зажигание, жиклеры поменять… И вот я приезжаю на трек, быстрее-быстрее, меняю жиклерчики… Причем отпустили туда меня одну, потому что вся команда до утра с машиной ковырялась, и все сказали «Приедем попозже». И я все это делаю, подходит Белолипская: «И ты это все сама делаешь?!» Люда же была королева трека. Тогда я в первый раз выехала на лед. Но сумела попасть в первых запасных, и меня потом даже выпустили на трек. И после этого трека было принято решение выпустить нас на ралли «Память Ильича» 89 года.

 


Очень долго происходило вхождение в образ «своего парня» - ну, конечно, пришла тут из балетного класса. А у меня в голове переключилось – хочу, и все. Пахала как ненормальная, издевались, конечно, надо мной со всеми этими штучками. За разводной кувалдой сходить, за компрессией – все нормально. Приходишь в кузовной цех: «Ребята, разводной кувалды нет?» - и все как грохнутся… Все было пройдено. И дали мне этого Москвичонка. Перековыряли его вдоль и поперек. Коробка передач у меня стояла с переходной плитой от Жигулей, на карданах, на шлицах, на дополнительных распорках… Сзади параллелограмм… Просто космос! Переключения короткие, передаточные числа, редуктор, блокировка… машина укомплектована, просто супер. Но мне в команде говорят: «Да ты не доедешь на нем!» А меня переклинило: «Что значит не доеду?»
Из шести экипажей СанТранса мы финишировали вдвоем с Лакомкиным, причем его объехали. Под утро третьего дня гонки, когда от пяти до семи утра глаза уже просто слипались, оставался последний доп. И никогда раньше я не просила Светика мне говорить результаты. Тут говорю – посчитай. Стоим в предстартовой ильичовского допа, она мне говорит – отрыв 17 секунд. Ну и жахнули! Финиш был в Сестрорецке, в машине все стучало и откручивалось. Но до финиша доехали! А меня изнутри распирает: первая гонка, доехали, как здорово! Приехали в команду, съели на двоих банку шпрот, и я говорю: «Давай сейчас машину намоем, а завтра начнем ее всю перебирать». И тут я поняла, что надо делать и как надо жить; и весь «звездняк» как рукой сняло. Навсегда. И дальше пошла нормальная работа.
Раньше на Чемпионат СССР перворазрядников не допускали; только мастера, заслуженные и кандидаты в мастера. И народу хорошо за сотню экипажей. Оказаться нулями на чемпионате СССР – это была огромная честь и ответственность; это надо было заслужить. Это было безумно почетно. Во-первых, тебя допускают на длинную трассу, у тебя есть возможность потренироваться. Пообщаться с тренерским составом. Совершенно другая организация. Это был потрясающий опыт. Трехдневная гонка, с ночными кругами… Мы все проехали. И до сих пор у меня хранится зачетная книжка с записью, что мы показали результат на уровне 23 места в абсолюте. И тогда, в 1989 году, нас взяли в сборную города, и мы стали серьезно готовиться.
Когда ты серьезно относишься к делу, тебе не важно, где ты стартуешь – Кубок это или Чемпионат. Психологическая подготовка к старту начинается недели за две. Когда я ездила постоянно, я не успевала выходить из этого состояния. Когда в Итере ездили, я возвращалась домой, занималась хозяйством, детьми, а мама мне говорила: «Ты здесь, но тебя здесь нет». То есть просто не успевала выключаться из гонок. У меня был жуткий мандраж на первых моих гонках, и когда мы с Потаповым поехали в первый раз. Дальше это уже была не боязнь. Это было психологическое состояние, связанное с уровнем ответственности. Концентрация, собранность, равновесие. Ты начинаешь на гонке работать – и все, мандражировать некогда.
На самом деле штурмана из меня сделал Потапов, он очень много в меня вложил. Я их называю «последние из могикан»: Потапов, Васин, Щукин, это те люди, которые несут в себе базовую школу отношения к тому, чем они занимаются. Сейчас такого нет. Сейчас все другое; все стало похоже на фарс. Нет Спортсменов. Ты можешь не находиться в боксе - все определяет отношение к тому, чем ты занимаешься. Классическое ралли – оно же не просто так называется. Иметь шлем, перчатки и спортивный автомобиль – еще не значит, что ты автогонщик. Нужна определенная дисциплина; понимание не того, ЧТО ты делаешь, а КАК ты это делаешь. Отношение к машине, отношение к процессу – они должны быть уважительные. К сожалению, наш спорт во многом стал развлекухой – но, вполне вероятно, именно благодаря этому он и выжил в перестройке и кризисах; в отличие, скажем, от других видов автоспорта. Просто потерялось качество. Как и во многих других областях. Уровень совсем другой. Есть же стиль управления, есть приемы управления. В прошлом году я выезжала с учениками своей детской школы на ралли, наконец-то посмотрела гонку со стороны. Это ужасно, печально и плакать хочется. Три человека, не буду называть кто, проехали прилично. Все остальное – это не пилотирование, это просто все куда-то как-то гонят; с номерами и каркасами. Нет школы никакой. Ко мне часто приходят в Центр, спрашивают – что делать нам, чтобы экипаж поехал? Я рассказываю, как я представляю себе подготовку экипажа и, если мы находим взаимопонимание по отношению к делу, ребята начинают работать, им становится интересно, и самое главное – они видят результаты своей работы. Потому что это важно. А есть такие, которые приходят: «А можно у тебя стенограмму посмотреть?» Я спрашиваю – а что ты там хочешь увидеть? Значки у всех, вроде, одинаковые, ну, может конфигурация записи другая. Просят посмотреть потаповскую стенограмму. Ты хочешь увидеть в стенограмме дорогу глазами Саши? Это нереально! Потому что это видение на другом уровне! Он так много над собой работал! У Васина совершенно другая технология; он «технарь». Он раскладывает все «по полкам» от и до.
Если представить спортсмена в виде фигуры звезды, и в центре звезды находится Я, то лучи – это навыки и способности. И если все лучи не отшлифованы, а так, местами понатерты, то ты ничего из себя не представляешь. Да, ты научился проходить правый поворот или прыгать с трамплина, и все – ты гонишь. А на самом деле должна идти работа, вышлифовывание, постоянное обучение и работа над собой. Потому что когда ты продвинешься еще вперед, тебе открывается: «Елки-палки, так на этот трамплин надо было заходить по-другому!» Мастер – это и есть Мастер. Есть система видения, система записи, система работы над дорогой, документами. И при таком подходе нет разницы, где выступать – в Эстонии, Финляндии, Карелии, Гуково. Есть система, и на эту систему нанизываются дополнительные нюансы, приобретаемые с опытом. Которые в тетрадочке могут быть записаны: где, кто, на чем, каким образом, какие трассы, погода, давление в шинах. Приезжаешь на следующий год – а у тебя уже есть заметочка, и ты на секундочку, на километрик уже в плюсе.
В последние годы я часто выступаю с разными пилотами. Опыт позволяет быстро подстроиться. Но самое плохое в том, что сама со многим не согласна, потому что знаешь другое, но приходится говорить как написано. А люди к этому привыкли, все взрослые дяденьки, и переучиваться тут смысла особого, да и возможности нет. Уже сложившиеся гонщики. Мальчишки – в машинки поиграть это завсегда! И после бизнеса, в котором они сидят, гонки – это тот всплеск эмоций, который позволяет им почувствовать себя нормальными мужиками. А для меня это дополнительная возможность поработать над собой, шлифонуть грани. Определение для себя, зачем мы этим занимаемся, я дала себе уже давно. Вот спрашивают – зачем люди ходят в горы? Зачем люди занимаются гонками? Гонки – это лакмусовая бумажка; плохих людей в гонках не может быть. А самое главное – в гонках мы можем позволить себе быть самими собой. Мы там ИСТИННЫЕ, когда мы гоним. И тут уже никто не виноват. И ты можешь сделать все, что ты на самом деле из себя представляешь. И сам себе дать оценку, а не кто-то.


Комментарии
Добавить новый Поиск RSS
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Выхлопные системы: www.exhaust-systems.com.ua & www.exhaust-systems.com.ua

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Рекомендуем





новости





Яндекс.Метрика